ПЕСНЯРЫ. Взгляд из будущего

Первая встреча… последняя встреча…

Юрий Гринюк

Вход а Зеленый театр 70-е

Древний русский город Рязань. Я там родился и прожил 20 лет. Очень жаркое лето, июль 1972 года. Я окончил 8 класс, каникулы!

Уже несколько лет увлекаюсь разными рок-группами, советскими ВИА. Западные, это, в первую очередь, – «The Beatles», также «Сreedence Сlearwater Revival», «The Monkees», ну и конечно, – «Deep Purple». Из советских очень запомнился молдавский «Норок», они в 1971 году, летом, наверное, недели 2-3 выступали в Рязани. Так же нравились некоторые песни «Веселых ребят» из диска «Любовь — огромная страна». Хорошее впечатление оставили «Поющие гитары», они приезжали зимой 1972 года, и выступали несколько дней в филармонии.

simfonija003_25

Не помню, когда точно впервые услышал «Песняров». Сначала радиотрансляции, первые гибкие пластинки, потом появился первый винил-гигант.  Слушали у приятеля. У него был потрясающий по тем временам аппарат — стереорадиола высшего класса «Симфония-003» производства рижского завода. В общем, те, кто слушал этот аппарат, меня сразу поймут. Кстати, несколько дней назад, на сайте «Avito», видел в продаже 2 такие радиолы! Отреставрированные в эстетическом и техническом плане (заменены электролиты, радиолампы и т. п.), выставлены на продажу по цене 14000 российских рублей для ценителей «теплого» лампового звука! Вот на ней мы и прослушали целиком первый гигант «Песняров». Сказать, что это был шок, значит ничего не сказать! Это была какая-то смена ориентиров в музыкальном плане. Мурашки бегали по коже, во рту пересохло… от мощнейших вокальных пачек голова кружилась, красивые мелодии просто пленили и хотелось слушать, слушать и слушать эту музыку!

После «Песняров» я уже не мог слушать никакие советские ВИА. Все казалось  очень примитивным, плоским и абсолютно не интересным ни в инструментальном, а особенно в вокальном плане.

DSC07894

Но вернемся в июль 1972 года. Проходя около афишной тумбы вижу, что на неделю в Рязань приезжают «Песняры»! Выступают в «Зеленом театре ЦПКО» – 5000 мест! В будние дни 2 концерта — 18.00 и 21.00, а в выходные — 3 концерта — 15.00, 18.00 и 21.00.  Сразу еду в кассы этого «Зеленого театра». Зрелище пугает — очередь, примерно, как в Мавзолей в советское время…  а я ведь хочу еще и поближе билет, да еще и на самый последний концерт, – мы уже знали, что самое интересное будет именно на последнем концерте! В итоге с помощь маминых знакомых, знакомых этих знакомых и т. п., удалось достать, именно «ДОСТАТЬ», потому что «купить» здесь абсолютно не подходит, билет на концерт в 21.00, в последний день гастролей, на 2 ряд, практически в середину!

Наконец наступил день концерта. По какой-то причине, чуть не опоздал! Последние метров 300 от остановки троллейбуса до «Зеленого театра» бежал, но успел!

На сцене довольно много разной аппаратуры. Тут и венгерские «BEAG» и немецкие «REGENT», и незнакомые мне аппараты, электроорган «VERMONA».

DSC07980

 Начался концерт довольно необычно. Первым вышел клавишник (потом уже я понял, что это В. Николаев), и начал один что-то наигрывать, постепенно увеличивалась громкость. Что-то знакомое, мне показалось! Потом дошло, что В. Николаев играет в стиле клавишника «Deep Purple» Джона Лорда. Именно манера исполнения похожая. А может быть В. Николаев, что-то у Лорда и скопировал, сейчас не вспомнить. Потом на сцену вышел под аплодисменты В. Мулявин, и начал солировать на гитаре с использованием разных эффектов — фуз, квакушка и т.п.. Это продолжалось несколько минут, затем вышли остальные музыканты, солирование гитары и органа подошло к логическому концу и как-то разом грянуло «Белая Русь ты моя!».

Опять огромное потрясение, теперь от живого звука, от близости музыкантов, вот они — руку протяни! Потрясающий вокал Л. Борткевича, А. Кашепарова, ну и В. Мулявин — это нечто! Неповторимое, просто летящее соло на гитаре, а как он пел!

Кстати, в то время, гитары у «Песняров» были самые обычные – «Музимы» из ГДР. И как Мулявину удавалось извлекать, в общем-то из очень посредственного инструмента, такой звук, для меня до сих пор — загадка! Все-таки, как гитарист, В.Г. Мулявин — очень недооценен.

На концерте прозвучали песни из 1-го и 2-го винила-гиганта. Очень запомнилась песня «Дрозды», там опять было потрясающее соло Мулявина на гитаре. Какие точно песни были исполнены, теперь уже не вспомнить…

Антракта, как такового не было. В середине концерта с несколькими номерами выступила Л. Кармальская (художественный свист), а затем с номерами пантомимы выступал В. Николаев.

Какой песней закончился концерт, уже и не вспомню… Домой пошел пешком, хотя было довольно далеко… и всю дорогу в голове звучала только что услышанная фантастическая музыка «Песняров».

Вот, наверное, с того дня и стали «Песняры» увлечением всей жизни…

В 1978 году я закончил Рязанское высшее военное училище связи. Служил в разных местах, – от Крайнего Севера до Закавказья, закончил службу в Санкт-Петербурге.

Не скажу, что часто, но по возможности посещал концерты любимого ансамбля, а уж винилы, а потом СД, покупал все, что попадалось!

Январь 2002 года. 1 января я уволился с военной службы, прослужив 27 календарных лет. Уже более 10 лет в Санкт-Петербурге. На рекламном щите на Невском проспекте вижу афишу — 12 января 2002 г. «Большой концертный зал «Октябрьский» – «2 легенды «Песняры» и «Самоцветы». Театральные кассы рядом, иду и покупаю билет.

И вот 12 января, БКЗ «Октябрьский». Билеты в кассе есть, но только на балкон. Прохожу в фойе. Как-будто перенесся в 70-е! Практически вся публика оттуда! Все в возрасте, как минимум, за 40 и старше! Удивительное дело, некоторые люди даже винилы с собой принесли, видимо, чтобы взять после концерта автографы! Вижу двух мужчин, оживленно рассматривающих винилы-гиганты, которые один из них принес, и разминающихся перед концертом коньячком! Эх, молодость! Где мои 17 лет! Тоже беру себе коньяка!

В первом отделении выступали солисты «Самоцветов» с Е. Пресняковой. Наконец, антракт и выходят «Песняры»!

В общем-то, в то время я уже все понимал, и слышал… что идет минусовка, а только поют живьем, а в некоторых песнях, – вообще полный плюс, но, как говорят, первая любовь не проходит!

Мулявин танцует bw

Звук в целом был неплохой. Поэтому удовлетворение в музыкальном плане было получено!

Это была последняя встреча с настоящими «Песнярами» В.Г. Мулявина… больше на концерты в Питер Мулявин не приезжал…

Ну, а любовь к «Песнярам» осталась на всю оставшуюся жизнь…

Места зрителей - сейчас-1
Зеленый театр ЦПКО. Наши дни

 

Последнее интервью Владимира Мулявина

Анжела Гергель: 12 января 2003 года Владимиру Мулявину исполнилось 62 года. А накануне Новогодних праздников он дал эксклюзивное интервью. Первое после ужасной катастрофы. Это интервью у Владимира Мулявина взял мой друг, украинский писатель Михайло Маслій – автор трёхтомной антологии украинской эстрады, в которой две большие главы посвящены ‘Песнярам’ и Валерию Дайнеко.

Михайло Маслій
Михайло Маслій

Ольга Брилон: Я скептически отношусь к заявлениям тех, кому якобы что-то говорил Мулявин. После его смерти у него оказалось очень много “друзей”, о которых он не подозревал при жизни.

Сторінки з антології 'Золотий вік української естради'
Сторінки з антології ‘Золотий вік української естради’

Анжела Гергель: Правда остается правдой – и ей все равно, верит в неё кто-то или нет. Михайло часто сопровождал ‘Песняров’ во время их гастролей по Украине, и находился с Владимиром Мулявиным в больнице в его последние дни.

Время, назад!

Владимир Мулявин и Михайло Маслій
Владимир Мулявин и Михайло Маслій

Московский НИИ нейрохирургии имени Бурденко. Девятый этаж. Отделение спинальной нейрохирургии. Палата номер 58. Именно здесь российские светила делают все возможное и невозможное, чтобы поставить на ноги Владимира Мулявина — кумира нескольких поколений. Тут все прекрасно понимают, за чье здоровье борются — от нянечки до профессоров. Врачи сдержанны в обнадеживающих обещаниях хотя бы на какое-то улучшение. Слишком сложный диагноз — тетрапарез: поражение спинного мозга с нарушением функции тазовых органов, закрытый перелом-вывих шестого позвонка, закрытая рана шейного отдела. Первый «песняр» изменился, но неизменными остались мулявинские усы, ласково-яркие искорки в глазах и жизнерадостная улыбка. В палате самое современное оборудование, оборудованная по последнему слову техники кровать. Владимир Мулявин сам еще не может двигаться или повернуться. Издали подает худенькую руку, но предупреждает о невозможности сильного мужского рукопожатия. Самая приятная новость — начали работать пальцы рук, есть надежда, что со временем певец также почувствует движение в своих ногах.

05

Владимир Мулявин: Знаю, что захочешь сделать фотографии. Не обижайся, дай хороший снимок того Мулявина, которого знали и, надеюсь, которого еще долгие годы будут знать. Я всеми силами старался никого к себе не пускать. — Не хочу, чтобы меня видели беспомощным… Я и сам сразу упал духом. Когда все хорошо, о плохом не хочется думать. Когда ты прикован к постели, задумываешься над смыслом жизни…

Михайло Маслій: Что говорят врачи, что обещают?

Владимир Мулявин: Никто ничего не гарантирует. Делают разные снимки… Но болезнь такая, что реально что-то обещать нельзя. Вот надо мной этажом выше лечилась Наталья Гундарева. Все уже шло на поправку. Она даже выписалась и вернулась домой. Но коварная болезнь вернулась.

Владимир Мулявин
Владимир Мулявин

Михайло Маслій: Вы напрасно потратили время, лечась в Минске?

Владимир Мулявин: Да, я очень ослабел в Белоруссии. С 14 мая и до 28 августа я был там. Признаков улучшения не было никаких.

Владимир Мулявин и Михайло Маслій
Владимир Мулявин и Михайло Маслій

Михайло Маслій: Вы, Владимир Георгиевич, русский, который всю свою сознательную жизнь был визитной карточкой Беларуси. При вашем участии проходили все самые престижные концерты в СССР Интересно, как отблагодарила вас Беларусь?
Владимир Мулявин: Я никогда об этом не думал, да и думать не хочу. Виллы на берегу океана у меня нет, яхты тоже. Скоро у меня будет собственная студия. До сих пор арендовал две комнаты в школе для глухонемых. В 1994 году «бацька» Лукашенко выразил желание посмотреть, в каких условиях работает Мулявин. Распорядился построить студию. Жду. Я не очень выгоден чиновникам. Это у меня в характере – ни перед кем не унижаться. Я слишком хорошо знаю все о них, они на моих глазах «выросли». А сколько человеку нужно? Я чувствую, что могу сделать еще очень много. Были бы силы. И дай Бог, чтобы не мешали.

В 1968 году я организовал группу “Лявоны” в составе четырех человек. А 1 сентября 1969-го родилась нынешнее название “Песняры”. Именно тогда к нам присоединились еще три человека, среди которых был мой старший брат Валерий, который играл на гитаре и трубе. Мы пытались быть оригинальными. Что интересно, публика восприняла нас сразу появились первые аншлаги, кордоны милиции в три-четыре ряда на подходах к концертных площадок. Первой песней была “Чаму же мне ня пець”.

Михайло Маслій: С ней белорусский язык вырвался на всесоюзный простор.

Владимир Мулявин: У белорусов те же проблемы с языком, что и в Украине: ощутимо засилье русского. Сначала мне казалось, что мы будем петь на украинском и белорусском языках, но потом понял и почувствовал нереальность задуманного. Лучше делать меньше и лучше, как учил наш тогдашний вождь. Почти в каждой моей песне также ощутимое влияние народной. Пол Маккартни до сих пор считает своей лучшей песней “Yesterday”, в которой переплетены элементы ирландских напевов.

Анжела Гергель:  Шотландских. Paul ведь не ирландец, а шотландец, и использовал шотландскую мелодию – а между шотландской и ирландской культурами существенная разница. Так же, как между русской и украинской, австрийской и немецкой, каталонской и испанской, бретонской и французской.

Владимир Мулявин: Меня никто никогда не упрекал за то, что пел на Беларусском. Конечно, наши старики с эстрадного цеха были против обработок народных песен. Сравнивали записи, постоянно учили и критиковали. Нас же вдохновляло то, что людям песни нравились. Первые гастроли “Песняров” прошли не в Белоруссии, а в Украине. Помогало и то, что оба языка очень похожи. Всюду были аншлаги. Все помню, как сегодня. В Виннице лил проливной дождь, и мы опоздали на 2:00, никто не ушел домой. Во Львове жгли костры во время нашего выступления в летнем театре. Я объездил много городов и стран мира, но такого изысканного и требовательного зрителя, как во Львове, нет нигде. Здесь если полюбят, то полюбят навсегда. Но, не дай Бог, возненавидят, то возненавидят навсегда. Я это почувствовал на себе. Как-то на концерте спели песню “Печеная картошка”. Она проходила на “ура” повсюду. Во Львове из-за нее концерт просто провалился. Шел 1991 год. Больше так не рискую.

Владимир Мулявин и Михайло Маслій
Владимир Мулявин и Михайло Маслій

Михайло Маслій: Город Льва подарил вам незабываемые встречи с Владимиром Ивасюком.

Владимир Мулявин: Мы симпатизировали и учились друг у друга после первой же встречи. «Песняры» первыми исполнили песню «У долi своя весна», затем ее успешно спела Соня Ротару на Сопотском фестивале 1977 года. Володя мог с легкостью работать в любом жанре. Да и меня уважал как композитора. Ивасюк давал мне много песен, до сих пор храню дома ноты, написанные его рукой. Пять-шесть песен до сих пор не трогаю, они просто не вписались в стиль «Песняров», а может, просто не пришел час, и я когда-нибудь вернусь к ним.

С Володей судьба свела нас в 1972 году. У меня остались самые лучшие воспоминания о нем. Помню, как через год мы с Эдуардом Ханком ехали в Трускавец. У меня были проблемы с почками. Володя просто не отпускал нас из Львова, где гостеприимство — превыше всего. Мы никак не могли уехать. У меня было время увидеть город, его непревзойденную красоту. Львовяне узнавали нас на улицах, подходили и трогали за рукав. Неужели те самые? Может, двойники? Володя всюду оберегал нас, как ангел-хранитель. Сколько незабываемых минут провели мы в Высоком Замке. Володя бросил ради нас все свои дела. Мне кажется, у нас с ним были родственные души, как композитора, так и человека. Рядом с братом постоянно была его очаровательная сестра Галя, которая была моторчиком нашей веселой компании.

Михайло Маслій: Где-то примерно в то же время вы познакомились и с Юрием Рыбчинским?

Владимир Мулявин: Да, именно так. С Юрой мы написали очень много песен. Наиболее удачная из них «Крик птаха», которую мы исполняли чуть ли не в каждом концерте. Этот многолетний хит я писал три года, никак не рождалась мелодия. Никому об этом не говорил, как-то было неудобно. Но «Крик птаха» в нынешнем всем известном варианте я написал в… туалете.

Шесть лет тому назад на авторском вечере Рыбчинского я последний раз видел вашего красавца Назария Яремчука. Он был смертельно болен, уже пел сидя… У Назара был уникальный голос. Именно он был типичным представителем украинской песни. Он прекрасный певец, сумевший сделать много хорошего для своего народа. Он мне очень нравился своей манерой. В нем была особая привлекательность, он весь постоянно светился…

У меня появился замысел написать мемуары. Я же когда-то увлекался Маяковским, поэтому как рабочее название книги взял его слова: «Я сам расскажу о времени», а от себя шутя добавляю: «… и о дерьме». К сожалению, грязи было очень много. Ты бы видел, что делалось тут. Каждый раз кто-то хочет меня сфотографировать, только откроются двери палаты, кто-то щелкает. Неужели ждут, что умру и будут продавать за большие деньги последний прижизненный снимок Мулявина? Не дождутся, я буду жить еще очень долго! Никому не даю никаких интервью, пусть пишут сами, что хотят. Уже были случаи, когда за это увольняли с работы московских журналистов. Уже теперь, прикованный к постели, задумываешься о смысле жизни. Все мы ходим по лезвию. Одно неосторожное движение и… Тело полностью парализовало. Постоянно мучают спазмы сосудов головного мозга. Но заработали пальцы рук. Появился оптимизм.

Михайло Маслій: Что же случилось в самом деле 14 мая?
Владимир Мулявин: То, что должно было случиться. От судьбы не уйдешь. У каждого все расписано. Ты должен быть там-то и там-то в нужное время. Счастье, что остался живым…

Михайло Маслій: Как будете встречать Новый год, день рождения?

Владимир Мулявин: С оптимизмом. На Новый год буду Дедом Морозом. Смогу поднять бокал шампанского, но смочу только губы. У меня в палате есть телевизор. Увижу своих коллег в Новогоднюю ночь, помечтаю, пожелаю здоровья себе, родным. Счастье и процветание нашим странам. Берегите себя и своих любимых. Дорожите каждым прожитым днем. Все лучшее у нас и у вас еще впереди. До новых встреч! Пригласят в Трускавец — приеду с большим удовольствием. Самые искренние приветы всем галичанам. Помню все концерты в ваших краях, они навсегда останутся незабываемыми. Такого приема, как у вас, я не чувствовал нигде.

Владимир Мулявин
Владимир Мулявин

Анжела Гергель: Это интервью, к сожалению, оказалось последним.

Михайло Маслій: Ещё больнее от того, что оно было одно за весь период борьбы Песняра за жизнь. Так не хочется писать о талантливом творце в прошедшем времени. Он так хотел жить. В нем еще так бурлила жизнь… Меня же поразило не только то, что за восемь месяцев ни один журналист не решился написать правду из уст самого Владимира Георгиевича, а наоборот, занимались интригами, пасквилями, догадками, ложью…

28.01.2003 0:00

Владимир Мулявин
Владимир Мулявин

Полностью интервью можно прочитать здесь:

Владимир Мулявин: жизнь подтвердила, что никто не смог и не сможет перепеть «Песняров»

Владимир мулявин: «я и сам не знаю, как столько лет можно было жить на улице беды в доме номер 13… »

Михайло Маслій и Белорусские песняры
Михайло Маслій и Белорусские песняры

Песняры и ‘ирландский’ фольклор

Валерий Дайнеко: В нашей книге много сравнений шотландской и славянской культур. Но я не берусь судить о вопросах, в которых ты специалист. Тут ты, Анжела, конечно, профессионал.

Валерий Дайнеко
Валерий Дайнеко

Анжела Гергель: Несмотря на расстояние между Северной Шотландией и Полесьем, в культурах этих регионов много общего. Об этом мы подробно писали в предыдущих двух книгах. Например, одна из песен ‘Песняров’  – ‘Ляцяць гусі з Белай Русі’ по содержанию полностью совпадает с галльской ‘An cul bachalag le Beathag Mhòr’. В этой песне девушка тоже следует за воином Мартином и просит на ней жениться. ‘Шоў казак з Украіны, малодзенькі, не жаніўшыся. … за ім дзяўчына, за ім, сэрца, слёзанькамі абліваецца…’ Разница только в том, что шотландский лях (что по-галльски – воин) возвращался в свой замок Dùn Castle. И в кельтских, и в славянских песнях парни восхищаются красотой темноволосых девушек: ‘Прыйшла к яму чарнявая, ой-ёй-ёй’, ”S i nighean mo ghaoil an nighean donn òg’… Это отражает исторический факт, что ещё до формирования славянских народов кельты и готы, жившие в Центральной Европе, предпочитали брать в жёны девушек из соседних скифских или фраккийских племён – чтобы ‘обновлять кровь’. Дзявочыя чорныя вочы… Темні, як нічка…

margaret

Margaret Stewart: Меня поражает сходство шотландских песен с полесскими. Теми, что поют ‘Песняры’. Мелодии – иногда разные, а вот легенды и тексты песен так похожи!

Sally Simpson: Или же названия населенных пунктов. Например, белорусский Бобруйск и шотландский Корруйск – в обоих названиях присутствует слово uiske, что значит ‘вода’.

Анжела Гергель: И именно это слово в корне слова ‘виски’ – вода жизни!

christine

Christine Primrose: Эти исследования мы проводим уже давно. Сотрудничаем с немецкими, чешскими и польскими учеными. А благодаря вам, Валерий и Анжела, пошли дальше – теперь с вашей помощью исследуем украинский и белорусский фольклор. И находим много общего с нашей культурой, что позволяет нам углубить наши познания в собственной истории. Спасибо ‘Песнярам’!

Ольга Брилон: Ваша попытка притянуть за уши ирландскую музыку к “Песнярам” – бред сивой кобылы. Я повторяю: БРЕД СИВОЙ КОБЫЛЫ!

Ольга Брилон
Ольга Брилон

Анжела Гергель: И снова – ирландскую.)) Хотя, как я писала в книге, многие неспециалисты частенько путают Ирландию с Шотландией. И среди них даже есть музыковеды.

Ольга Брилон: Творчество – это в большей степени интуитивное действо, спонтанное. А Вы пытаетесь всему найти логическое обоснование и объяснить то, что не нужно комментировать и объяснять.

Анжела Гергель: Такая уж у учёных задача – всё анализировать. Рассказы из жизни писать, конечно, проще.

Валерий Дайнеко: Многое можно сочинить, и многое сочиняется для живости. Мы же с тобой документальную книгу писали, исследования. И наши собственные мысли и ощущения! Никаких левых фактов и пиара! Ну а книга наша получилась для не очень широкого круга образованных людей – для тех, кто понимает, о чём речь.

Анжела Гергель: Только странно, что музыковеды славянских стран как будто игнорируют исторические факты.

Анжела Гергель, Валерий Дайнеко
Анжела Гергель, Валерий Дайнеко

Истории, не вошедшие в книгу

Анжела Гергель: Многие музыканты Песняров с сожалением вспоминают, как Владимир Мулявин выбрасывал в мусорное ведро песни, не получившие горячего отклика слушателей на первом концерте. Анатолий Кашепаров в одном из интервью говорит – таких песен было больше половины из написанного!

Валерий Дайнеко: Если песня проходила на два хлопка – о ней забывали!!! Но хуже всего, когда её переделывали несколько раз. Это выматывало ребят, которые не спали по ночам, хотя, как потом выяснялось – проще было немножко изменить саму песню, и всё становилось на свои места. Володя всегда был очень занят написанием песен и составлением программ, делал это искренне. Но в итоге многие из них остались незаписанными, остались какие-то любительские записи, которых мы и не слышали. Как это наследие найти, я даже не знаю. Поэтому пока остаётся лишь работать с записями выступлений и концертов, по крупицам восстанавливая и даже по-новому интерпретируя. Например, ‘ты мне песню спей…’ что мы с тобой еще года три назад вместе убирали склейки. Она ведь записана живьем из зала, но только по куплету, и потом склеили. Вот эти склейки ты и убирала. Она сведена была очень неплохо,для звучания в концертных колонках!

Анжела Гергель: Я веду свой архив с 1978 года. Некоторые среди моих записей – единственные – например, ‘Песня пра Долю’, где ты исполняешь роль Счасться, Обрядовая программа, где песни ‘Жавароначкі’ и ‘Млада Ганулька’ еще поет Борткевич. Качество записей разное – что-то записывала на коцертах, что-то с телевизора, и многое приносили друзья, я даже не все успевала переслушивать… Когда я среди своих кассет я нашла песню ‘Ты мне песню спей, дзяўчына’, она поразила меня, несмотря на качество записи. И решила я её переклеить, переслала тебе и узнала много интересного. Началось всё так:

Валерий Дайнеко: Где ты её нашла,эту запись?она как-то по кусочкам склеена получилась. Мы её записывали не на студии,а прямо в зале на репетиции. Я тебе открою секрет…она записана прямо на сцене, вживую, но после каждого куплета мы делали остановку…и начинали следующий. Потом наш звукорежиссёр склеил все куплеты в целое произведение. Мы это сделали для того, что бы осталось впечатление живого исполнения. Ну а эти склейки при многократной переписке стали просто слышнее, при начилии в старых аппаратах системы шумоподавления… Т.е…звук усиливается в громких местах,и тишина тоже усиливается,когда мы филируем окончание фраз…

Анжела Гергель: Я переклеила песню. Пришлось немного сократить паузы между куплетами и кое-где вставить шум, чтобы сгладить вакуумные провалы. Послушай.

Валерий Дайнеко: СУПЕР!!!! знаешь, только перед последним словом”дзяучына”можно добавит ещё одну четверть паузы, с дыханием.)т.е.:ты мне песню спей….(дыхание), и ДЗЯУЧЫЫНАААА….

Анжела Гергель: Это нелегко. Там сильный щелчок, а потом тишина. Разве что вставить вдох… поищу… вот, как теперь?

Валерий Дайнеко: Ты просто профи!!!!!дыхание взяла у Уитни Хьюстон?)))))

Анжела Гергель: Зачем же? Свои ресурсы есть. Из ‘Ой, дубе’… Только я не совсем профи. Но я научилась обрабатывать аудиозаписи у продюсера Владимира Бебешко, когда издавала диски к своим учебникам иностранных языков. А вы эту песню целиком в концертах пели?

Валерий Дайнеко: Конечно! Но потом она как-то поистерлась…

Анжела Гергель
Анжела Гергель и Владимир Бебешко

Анжела Гергель: С иллюстрациями к книгам не обошлось без казусов. Вообще сама идея написания книги зрела долго. Долгие разговоры, много воспоминаний, рассуждений… Но началось всё с рисунков! Когда мы переехали в новый дом и стали распаковывать ящики и коробки, мой годовалый внук потянул на себя одну папку и стал тихонько разбирать. Ну да – дитя не плачет, чем-то занят, и все счастливы. Но через минут десять это уже настораживает… Мы взглянули на растерзанную папку – а там фотографии, рисунки, кассеты…

Песняры

‘Да это же бабусины Песняры!’ – воскликнул мой муж. И все сели вокруг, стали рассматривать… Среди всего этого я нашла свои иллюстрации к ‘Песне пра Долю’ и Обрядовой программе. Вспомнила, как рассматривали их музыканты Песняров в 1983 году, когда были на гастролях в Киеве.

Песняры. Песня пра Долю
Песняры. Песня пра Долю

Владимиру Мулявину они тогда очень понравились. Он даже заметил: ‘У нас таких фотографий нет, а тут всё запечатлено… Откуда это у тебя?’ – ‘Сама рисовала. Наброски делала на концертах, а уже потом дорисовывала…’

Песняры. Песня пра Долю
Песняры. Песня пра Долю

И решила я отослать свои рисунки Валерию Дайнеко. Даже без комментариев. Реакция наступила через несколько секунд! – ‘Спасибо! Откуда это?’ – Пришлось всю историю рассказывать. Я же не знала, что Валерий тоже рисует.  ‘Живопись – моя тайная страсть с детства’, – объяснил он мне. Вот ведь как! Нас подружила не музыка, а увлечение рисованием.

Но это увлечение сыграло и злую шутку со мной. Я так увлеклась, что и старые фотографии, которые Валерий мне прислал для книги, стала реставрировать. Обычно терпеливый Валерий Дайнеко – в серьёзных вещах  не церемонится.

Валерий Дайнеко: Мне не нравится, когда вылизываются фотографии, и лица делаются гладкими и пушистыми.

Анжела Гергель: Но ведь они все выцвевшие и поцарапанные!

Валерий Дайнеко: Но ведь в этом вся фишка! Они ведь живые! А так получаются как нарисованные картинки! Я заметил такие ‘рисованные’ фотографии в первых двух книгах. В твоих рисунках и иллюстрациях к видео это уместно, а для документального повествования – нет!

Дайнеко с братом 2

Анжела Гергель: Пришлось перевёрстывать всю книгу сначала… Так что в новой книге все фотографии будут живые – прямо из альбома. Как в этом видео.

Анжела Гергель: А вот еще пример – программа ‘Вянок’. Существует единственная видеозапись телеверсии концерта. Программа также была записана на репетиции, и некоторые песни там поются по-другому.

Валерий Дайнеко: Там все еще очень сыро, потом многое дорабатывалось.

Анжела Гергель: И тем не менее её собираются опубликовать. На репетиционной записи есть песня, которую Мулявин не захотел включить в концерт. Почему – можно только догадываться. Но вопрос в другом: насколько корректно публиковть то, что автор пожелал оставить неуслышанным? Под напором почитателей ансамбля песня все-таки была опубликована на youtube – и тут же под ней появилась строчка из известной песни Челентано. Дело в этом? Вряд ли. У ‘Песняров’ и без того немало заимствований, на что у них имелся собственный взгляд. И всё же песня долго крутилась в моей голове… и вдруг в какой-то момент я поняла, что совсем другую песню ‘Песняров’ уже слышу я… И эта песня намного серьёзнее и мощнее! Думаю, сходства с ней новой шуточной песни меньше всего хотел бы Мулявин. Может, показалось? Переслушала обе песни несколько раз. И мелодии так схожи, и даже тональность одна! И теперь думаю – может, удалить эту репетиционную запись? Но ведь все равно вскоре выйдет диск…

Ну а потом все в кучу… Музыковед Ольга Бриллон снова с претензиями. Как я посмела своровать репетиционную запись Вянка у Неронского… Да я так далеко, что это физически невозможно! Я предложила Ольге спросить у самого Неронского, давал ли он кому-либо запись, но она этого не сделала – ведь правда может не совпасть с её оскорбительным заявлением! А единственным аргументом Ольги в споре со мной было то, что запись уже отреставрирована – значит, украдена. Так я свою тоже отреставрировала. Но мои записи легко отличить: я питаю слабость к лишним эффектам – vocal enhancer, reverberation, warm concert hall – но это даже стало моей фишкой, и именно по этим характеристикам мои записи легко узнаются – теми, кто умеет слушать.

Ольга Бриллон: Куда уж мне с моим “узким мировоззрением” и “эмоциональным фоном восприятия”! Инициативу по мастерингу кассеты и изданию диска выдвинул Евгений Саламатин. Не Владимир Поздняк, у которого это всё лежало и ещё долго бы пролежало, не я, а Женя, задумавший издать “Венок”. Это ЕГО труд и ЕГО открытие.

Анжела Гергель: Безусловно. И спасибо Евгению за объявление – теперь намного больше людей узнали о диске. А записи наши послужили иллюстрациями.

Песняры. Вянок
Песняры. Вянок

Евгений Саламатин: В настоящее время в Минске диск можно купить в фойе Белорусской государственной филармонии в дни концертов (проспект Независимости, 50) за 15 бел. рублей (примерно 450 российских рублей), а также на фирме “Ковчег”:
– эл. адреса: kuzmin.kovcheg@mail.ru, kovcheg_info@tut.by
– телефоны:
+375 29 77 444 89
+375 29 69 444 89
+375 17 284 04 33
В Москве CD “Вянок” можно приобрести в магазинах:
1. “Музыкальный бутик”
м. Савеловская; ТЦ Савеловский; д5с8; пав. Т-51,
Часы работы: 10.00 – 21.00 (ежедневно)
Телефон: +7 (903) 677-67-31
Сайт: www.music-boutique.ru
Email: info@music-boutique.ru
Павильон Т51 находится недалеко от выхода из метро, в строении 8, слева по ходу вашего движения от метро.
2. “Новое искусство”
ул. Бутырская, д. 5, в шести минутах ходьбы от ст.м. Савёловская.
Часы работы: с 10-00 до 21-00 по будням и с 11-00 до 21-00 по выходным.
Телефон 8-495-103-45-2
Сайт: https://newartstore.ru/
Цена 600 руб. Предварительно лучше уточнить наличие по указанным телефонам.
Если вы находитесь не в Москве, можно заказать в любом из этих магазинов доставку товара Почтой России.

Анжела Гергель: Тем не менее, правовой вопрос публикации записи заслуживает рассмотрения. К тому же, он перекликается с темой заимствования. До появления Закона об авторском праве в 1710 году использование заимствований считалось проявлением уважения к предыдущему автору. Музыкальная цитата характеризовала музыканта как культурно образованного. Задачей заимствования было расширение, а не подражание – опираясь на то, что было раньше, художник завоёвывал доверие и становился доступным для более широкой аудитории. В наших книге приводилось много примеров заимствований известных современных музыкантов.

Валерий Дайнеко в новой студии

Валерий Дайнеко: Кое с чем вряд ли согласился бы. ‘Michelle’ и ‘I put a Spell on You’ – не вижу ни малейшего сходства, как и во многих других примерах… Когда мы берём цитату коротенькую или длинную, то это одно дело, а когда что-то похожее – это тоже заимствование. И самое главное в стиле…

Не обошел стороной процесс заимствований и ‘Песняров’. И всё же, слушая любые их песни – даже если и узнаются цитаты из музыки других исполнителей – без сомнения можно сказать – поют ‘Песняры’!

И, конечно же, прав был John Lennon, который сказал: ‘Музыка принадлежит всем. Это только издатели думают, что у кого-то на неё есть права.’

ddb1f6ddb3ddd2d65ebdd8e16d740bf3

Friday Morning
Friday fiddler

 

 

 

Advertisements