Валерий Дайнеко: Песняры никогда не занимались фольклором

Анжела Гергель, Валерий Дайнеко. 

Те, кто оживляют мифы

Песняры времени своего

То, что в основе творческого стиля Песняров лежал белорусский фольклор, для многих – неоспоримый факт. Мы уверены, что ‘Песняры’ – представители народной белорусской музыки на мировой сцене, хоть эта музыка и обработана в современном стиле. А вот зарубежные музыковеды слышат в песнях ансамбля грузинское, болгарское, а иногда греческое звучание. Почему так?

Анжела Гергель: На фестивале Fèis an Eilean, который проходил на шотландском острове Isle of Skye, культурологи попросили меня привести примеры славянских традиционных песен – и сразу вспомнились композиции ‘Песняров’. Почему ‘Песняров’, а не музыкантов, которые воссоздают аутентичный славянский фольклор? Ответ прост до смешного. Я не музыкант и не фольклорист. Приехала в Шотландию на занятия Step Dance под влиянием моды на ‘все кельтское’. Но оказалось, что здесь танцы отдельно никто не изучает. Музыка и танец – неотъемлемая часть жизни северных шотландцев, она у них в крови, дети начинают петь и танцевать практически с рождения! Так что мне пришлось начать с изучения галльского языка, а уж вместе с ним – истории, традиций, песен, ну и, наконец – танцев. Погрузившись в шотландскую культуру, я вдруг осознала, что свою собственную я знаю намного меньше. Будучи городским жителем, ‘дитям асфальта’, я знала всего пару десятков украинских народных песен. Зато много белорусских – правда, из творчества ‘Песняров’. Через многие годы, в сотрудничестве с этнографами, историками и музыковедами разных стран свой пробел в в культурологии я, конечно же, наверстала. Но на то время ‘Песняры’ были для меня практически единственным источником знаний о славянской народной музыке.

Предложив шотландским музыковедам послушать мою любимую песню ‘Ой, ти, дубе’, я была уверена, что преподнесу им лучший образец славянской культуры. Конечно же, реакция была впечатляющей. Наступила полная тишина. Когда она затихла, несколько человек воскликнули: Какие необычные голоса! А голосу Валерия Дайнеко сразу же дали определение: ‘honest’ (правдивый).

Sally Simpson: Меня поразила песня, которую я услышала. С первой строчки. Дальше, конечно же, я услышала джаз, там уже всё современно и понятно, и очень красиво, конечно … но вот эта первая строчка… такое ощущение, что певец чувствует, что у него очень древняя душа, и откуда-то, непонятно откуда, он будто знает ответы на все вопросы… как будто его голосом к нам обращаются наши предки.

Angela Gergel: Но потом вдруг посыпались вопросы: Разве это славянское пение? Почему народные белорусские песни в исполнении ‘Песняров’ звучат как джаз? Почему ‘Песняры’ не делали обработки в характерном для своей культуры стиле? Эти вопросы, к которым добавились и мои собственные, я переадресовала ‘виновнику успеха’ – Валерию Дайнеко. Он терпеливо отвечал, а я задавала новые вопросы – так и родилась книга. Правда, Валерий был удивлен частыми сопоставлениями белорусской и шотландской музыки. А вот для шотландских культурологов такое сравнение было очень интересным. Более того – многое объяснило, дополнило в понимании традиционных ритуалов, которые в их стране утратили смысл, но сохранились в песнях и сказаниях.

Шотландские музыканты и культурологи с удовольствием слушали музыку ‘Песняров’, хотя и удивлялись: Зачем обрабатывать славянскую музыку в американском стиле? Тогда ведь не узнается национальная принадлежность обработанной мелодии. Их вопрос я переадресовала Валерию Дайнеко. Ответ Песняра был поразительным, но одновременно и невероятно логичным.

Валерий Дайнеко фольклор
Валерий Дайнеко

Валерий Дайнеко: Во первых – у всей народной музыки одни корни, и наши обработки я бы назвал не американизированными, а современными (это такой общий мировой язык), для того, чтобы нас хотелось и моглось слушать и за пределами ‘нашей деревни’. И главное – ‘Песняры’ никогда не занимались фольклором.

Анжела Гергель: Вот это да! Ведь в сознании всех почитателей ансамля укоренилась мысль, что именно народной музыке посвятили свое творчество ‘Песняры’! И вот, пожалуйста – ‘Песняры’ никогда не занимались фольклором! 

Валерий Дайнеко: Фольклор, этнос и прочие штучки – это не про ‘Песняров’. ‘Песняры’ никогда не были фольклорным коллективом! Никогда! Но обращались к народной песне, так как мы представляли свою республику и язык на мировой сцене! Эстрадой нашей мир не удивишь, а вот национальным колоритом – можно! У нас сделаны современные аранжировки или написаны авторские песни, стилизованные под народные – не хочется же стоять на месте. Каждой песне своё время!  Обратившись к народной песне мы смогли показать и доказать, что белорусское народное творчество перекликается с фольклором многих народов, что народная песня – неистощимый кладезь, и при бережном к нему обращении он может долго служить людям. И, более того, поскольку наши уши обращены были в большей мере на западную культуру, мы улавливали и связь с мелосом других народов, не только славянских.

Валерий Дайнеко этнос
Анжела Гергель, Валерий Дайнеко. Те, кто оживляют мифы

Тогда что же такое – народная песня? И что такое фольклор?

Принято считать, что народная песня — продукт коллективного устного творчества, годами складывающийся в песню. И это миф. Один их девяти мифов, которым посвящена первая книга. В Шотландии, например, сохранилось всего семь народных мелодий. Всего семь! Все, что мы слышим сегодня и с полной уверенностью принимаем за народную музыку – это авторские произведения, и большинство из них написаны в XX веке! Тем не менее эта музыка узнаваема, и любой фольклорист определит, что это традиционный шотландский стиль. Значит, народная музыка – эта не та, что написана давно и анонимно…

Владимир Мулявин
Владимир Мулявин

Также как и ошибочно наше представление о фольклоре. Фольклор – это не костюмированное театральное действо. Это прежде всего знание о народе, его культуре, от давних традиций до современности. А реконструированные обряды в стилизованных костюмах, стандартизированные песни и танцы, утратившие свой смысл – вот что, к сожалению, видим мы сегодня в сценичном исполнении народных коллективом. Конечно же, ‘Песняры’ этим не занимались. Да и в классическом понимании фольклор тоже от них был далек. Изучение культуры народа требует кропотливого анализа исторических документов, участие в этнографических и археологических экспедициях – этим занимаются ученые. Так что речь может идти только об использовании мелодий, текстов песен и легенд. 

Владимир Мулявин
Владимир Мулявин

Сам Владимир Мулявин в одном из интервью заметил: ‘С фольклором надо быть крайне осторожным. Сарафаны, балалайки, ложки – это еще не народная музыка. Если нет вкуса, тонкого понимания всех ее нюансов, то она превращается в аборигенскую музыку. Плохо и когда фольклор пытаются переиначить под валютный товар. У западного слушателя сложился стереотип, что, допустим, в русской песне непременно должна быть удаль. А если не удаль, то столь же обязательно кручина. Вот некоторые наши исполнители и выдают со сцены по принципу “чего изволите”.’

Значение творчества ‘Песняров’ в том, что вместо ‘реинкарнации’ давних традиций они нашли путь для принесения этих традиций в современность. И сегодня Белорусские Песняры продолжают этот путь. Традиция – это ведь не сохранение тлеющих углей,  а передача огня. Живого. Только так можно надеятся, что молодое поколение донесет его до следующего.

Так что я даже рада, что кроме Песняров у нас не было другого примера для сравнения кельтского и славянского фольклора. ‘Аутентики’ воссоздают, реконструируют нечто давно забытое и никому на самом деле неизвестное. Мы же сравнивали две  живые, развивающиеся культуры – однако черпающие свое вдохновение их глубокого колодца давних традиций.

Валерий Дайнеко книга

Обращаясь, как говорит Валерий, к фольклору, ‘Песняры’ умудрились ‘откопать’ песни, которые тянут за собой тысячелетнюю историю и раскрывают смысл закодированных сказаний. Например, баллада  ‘Даўно, даўно’ полностью совпадает с историей  ‘Assipattle and the Stoor Worm’, известной на Orkney Islands. Незатейливые песенки про хлопца-пахаря и гусей с броду подтверждают присуствие на территории Полесья фраккийских, кельтских и готских племен. Песня ‘Віно ж мае зеляно’ вообще пришла в наши края из древней Греции. Даже сегодняшние ‘аутентики’ не знают таких песен.

Анжела Гергель Валерий Дайнек Те кто оживляют мифы книга
Анжела Гергель, Валерий Дайнеко. Те, кто оживляют мифы

А что касается того, что в пении Песняров зарубежные музыковеды слышат грузинское пение или, точнее, григорианский хорал… Владислав Мисевич вспоминает: Мы имели перед собой пример – грузинский ансамбль ‘Орэра’, тогда очень популярных в своём жанре. А был ещё замечательный азербайджанский квартет ‘Гая’, и мы даже ‘снимали’ из их репертуара песни. Пели их на концерте, это был для нас как вокальный тренажёр. Они были очень непростыми в аранжировке, исполнении, диапазоне.

Анжела Гергель Валерий Дайнеко Те кто оживляют мифы
Анжела Гергель, Валерий Дайнеко. Те, кто оживляют мифы

То есть даже грузинское многоголосное пение не аутентично с точки зрения национальных традиций. Оно, как и многоголосный хор многих культур, исходит из церковного пения. Но пересказывать содержание книги мы здесь не будем. Надеемся, вы ее прочтете и найдете что-нибудь интересное для себя.

Анжела Гергель валерий Дайнеко
Анжела Гергель, Валерий Дайнеко. ПЕСНЯРЫ ВРЕМЕНИ СВОЕГО

После публикации первой книги вопросы не прекратились, их стало даже больше, и в результате появилась на свет вторая книга – ‘Песняры времени своего’, в которой мы продолжили увлекательное исследование.

Анжела Гергель, Валерий Дайнеко. Песняры времени своего
Анжела Гергель, Валерий Дайнеко. Песняры времени своего

Владимир Мулявин в одном из интервью сказал:  ‘Мы – народный коллектив. Но меня совсем не устраивало то исполнение, которое культивировалось в народных хорах. Мне хотелось сделать синтез народной песни с современной музыкой, но при этом сохранить колорит фольклора. Это называли ‘рок’, ‘фольк-популяр’, еще как-то…  Я не хотел делать аборигенный ансамбль. Выбор был: или петь, как поют в деревне, или идти за модой.’

Владимир Мулявин
Владимир Мулявин

Вот оно что! Идти за модой!

В фильме с участием ‘Песняров’ есть романтический эпизод купальской ночи – изящные и нежные сельские девушки и музыканты в белоснежных костюмах у реки, поставленный хореографом замысловатый балетный танец… Идиллическая картинка, не имеющая ничего общего с жизнью. Яркий пример романтизации. Миф.

Да, юные городские девушки ‘аристократической’ наружности любят подобные ‘воссоединения’ с природой, не имея ни малейшего представления о реальной сельской жизни, которая на самом деле – уж извините – груба и вонюча. Представляя себя феями, нежные барышни в воздушных платьицах и венках из ромашек и васильков грациозно позируют перед фотоаппаратом на фоне луга или озера, но брезгливо морщат носики, проходя мимо поля, пахнущего навозом.

Но в жизни невозможно отделить запахи цветов и мёда от запахов пота и навоза. А вот в искусстве именно это и пытаются сделать. Так создается и стилизованное сценичное ‘народное творчество’ – изящное, грациозное, но лишённое всякой связи с действительностью. Появились даже термины ‘поэтизация’, ‘эстетизация’, и даже ‘стандартизация’ фольклора, ‘музыкальная архаика’, ‘неофольклоризм’…

Процесс идеализации желаемого образа начался ещё со времен античности. Все началось в Древнем Риме – городе, который дал название мощному и поныне неослабевающему явлению под названием ‘романтизация’. Страбон, Диодор Сицилийский, Атеней, Цезарь заимствовали, цитировали, адаптировали труды предыдущих авторов, создавая изысканные и захватывающие компиляции, идеализируя предшествующие культуры.

Римляне изучали обычаи кельтов, англичане до сих пор увлекаются шотландской музыкой и танцами, французы – бретонскими песнями, американцы – культурой индейцев и африканцев… Идеализация предшествующих культур, являясь неким снисхождением к ‘менее развитым’, чаще всего завоёванным народам, и породила моду на фольклор в среде аристократической элиты. С улыбкой вспоминается фраза танцмейстера из кинофильма  ‘Соломенная шляпка’: ‘Представьте себе – лужок, коровки, коровки пасутся, и все сгребают сено, … молодой пастух, пастушок, такой, знаете ли, молоденький-молоденький…’

 

Николай Морозов, историк, профессор Московского Государственного университета: Относительно “стилизаций и импровизаций”. Простой пример!!! – когда кончился Хор Пятницкого?! Сам скажу: в 1929-1930 году!!!, когда по-умерли, либо – разбежались, все, кого 18-20 лет назад сам Пятницкий вывез из Рязанской, да Воронежской губерний. Вот тогда-то и стали новых хористов обучать на основе итальянской, да французской школ. И запели они про коллективизацию, да индустриализацию на народный манер. Вот те и стилизация с импровизацией…

Анжела Гергель: Обсуждение в живой беседе всегда интересно и увлекательно. А вот изложить свои мысли на бумаге – нелёгкое дело. Те, кому эта попытка покажется интересной, назовут её книгой. Большое спасибо всем, кто помог ей появиться на свет.

Отзывы о книге

Анжела Гергель, Валерий Дайнеко
Анжела Гергель, Валерий Дайнеко
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s