Были ли ПЕСНЯРЫ прозападным ансамблем?

Анжела Гергель, Валерий Дайнеко

Advertisements

Анжела Гергель: ПЕСНЯРОВ часто сравнивают с ‘Beatles’, часто называют их ‘Белорусскими Beatles’. И многие поклонники беззаветно верят басням, что якобы Paul McCartney говорил: «Мне бы такие голоса в ‘Wings’!’, а John Lennon заявлял, что ничего более лучшего не слышал. Лидером же крылатых фраз является изречение: ‘Песняры поют, как боги, а играют, как дети!’ – которую якобы когда-то и где-то воскликнул George Harrison. Даже Владимир Мулявин поддерживал слухи о том, что ПЕСНЯРЫ удостоились похвалы ‘самих ‘Beatles’. Однако сам он этого не слышал. В одном из интервью в Киеве Мулявин признался: ‘Об этом рассказал мне Леонид Борткевич, наш бывший солист, который встречался с Джорджем Харрисоном и услышал от него много хороших слов в наш адрес.’ Однако же сам Paul McCartney сказал, что никаких Песняров он не знает.

Валерий Дайнеко: Легенда, придуманная неизвестно кем! Но приятная! Вот  только имена и тексты постоянно не совпадают! А вот Chick Corea точно слышал ПЕСНЯРОВ, и даже обсуждал их с некоторыми моими знакомыми, которые привозили ему пластинки из СССР (в том числе и Песняров) по его же просьбе! И ему многое нравилось.. Его интересовали этнос советских республик, одной из которых оказалась Беларусь. Мой знакомый с ним переписывался, и даже бывал у него в гостях. А ещё один мой друг, James P. Gallagher (который работал корреспондентом ‘Chicago Tribune’ в Москве), оказался  другом B. B. King, он жил с ним на одной лестничной площадке. Так вот он давал ему слушать третий альбом виниловый Песняроа. И тот его высоко оценил!

муля тышко

Отрывки из книги Валерия Дайнеко и Анжелы Гергель ‘Песняры. Взгляд из будущего’

Валентин Бадьяров: Да, для нас, как и для сотен миллионов других людей планеты, именно ‘Beatles’ являлись творческим примером в области популярной музыки. Но никак не наоборот.

Владимир Ткаченко: ‘Прозападным’ ансамбль ‘Песняры’ мне никогда не казался. Я тогда не знал термина ‘фольк-рок’, но приблизительно так и ощущал этот стиль.

Валерий Дайнеко: Когда ‘Песняры’ начинали свою артистическую жизнь, они действительно многому учились у ‘Beatles’ и черпали вдохновение в их музыке, которая потрясла мир в шестидесятые годы. ‘Песняры’ исполняли те музыкальные произведения, в которых можно было показать свой, песнярский вокал, созвучный с вокалом ‘Beatles’.

Анжела Гергель: Даже легендарные ‘песняровские’ усы на самом деле были ‘битловскими’… В англии такие усы называли ‘бардовскими’ в связи с тогдашней всемирной модой на ‘кельтику’.

beatles mustaches 2

Владимир Ткаченко: Да, начиналось всё с ‘Beatles’. Многое мне приходилось играть на слух, запоминая с первого раза, потому что нот никаких не было – тех, которые хотелось играть. Всё это было запрещено…

Анжела Гергель: Некоторые записи ‘Beatles’ всё же выпускались на отдельных пластинках фирмы ‘Мелодия’.

Владимир Ткаченко: Но настоящие, ‘фирменные’ диски можно было достать только на чёрном рынке и иногда за очень большие деньги.

Анжела Гергель: Пластинки провозились через границу тайком, поштучно. Часто курьерами выступали артисты, которые ездили на гастроли, учёные, моряки торгового флота, специалисты, работавшие на иностранных объекта – рискуя, как минимум, лишиться их на таможне, став при этом ‘невыездным’. Можно было, конечно, попытаться послушать по радио.

Владимир Ткаченко
Владимир Ткаченко

Владимир Ткаченко: Один раз послушаешь где-нибудь по радио куплетик, надо его запомнить – и развивалась активно память, слух…

Анжела Гергель: Появление магнитофонов, конечно же, изменило ситуацию – до этого записи слушали на самодельных ‘дисках’, записанных на старых рентгеновских снимках – это называлось ‘на костях’.

Владимир Ткаченко: По записям я внимательно изучал игру таких знаменитостей, как Jeorge Harrison, Eric Clapton, Ritchie Blackmore. Когда мне было 15-16 лет, Jeorge Harrison был первый гитарист, на которого я пытался равняться, так как то, что он играл, становилось со временем доступно. Jimi Hendrix был намного более виртуозным, и для начинающего это было слишком сложно. Но дело в том, что Harrison обладал редким качеством – помимо простоты у него была ещё и необычайная душевность в игре, и это тоже не каждому удаётся – то есть кажется, что это просто, а вот сыграть так, чтобы каждая нотка проникала в душу…

Анжела Гергель: Почему так велико влияние западной музыки на творчество современных композиторов не только наших, но и других стран?

Валерий Дайнеко: Влияние западной музыки действительно огромно! И чем дальше страна влияния, тем сильнее само влияние. Я уже об этом много раз задумывался, но почему? И есть ли этому объяснение? Ну с англо-саксами понятно, и тем не менее, в той же Франции, например, или Италии, очень бережное отношение к национальным традициям, собственно как и в России, Украине и Беларуси! Но если мы всё же говорим о поп-культуре, то французы, итальянцы и немцы (в первую очередь) в меньшей степени были подвержены плагиату, вернее заимствованию у англичан и американцев манеры исполнения, гармонических оборотов и мелодики! У них своя мощная музыкальная культура, отличная от всех, и они не сильно заморачиваются от того, что их не так знают за границей, как им хотелось бы.

Анжела Гергель: Вот именно – ‘не заморачиваются от того, что их не так знают за границей’… Помнишь, когда ты спел ‘Beyond the Sea’, один из экспертов сказал, что ему не хватило вальяжности?

Валерий Дайнеко: Перед моим выступлением сказали, что я буду представлять эпоху Синатры! Но аранжировка песни была Бенсона, а Бенсон и Синатра – это разный темперамент. Какая могла тут быть вальяжность???

Анжела Гергель: Дело не в этом. Тот эксперт ожидал, что ты будешь петь, как Синатра, и относился к этому как само собой разумеющемуся – вот в чём дело! Когда-то в Украине был очень популярный проект ‘Шанс’, а я в то время записывала аудио к своим учебникам на той же студии, где готовили эту программу. Тогда меня крайне удивило, что всех исполнителей ‘делали’ под какую-то знаменитость, и не только не стеснялись, но и восхищались, если этот исполнитель был похож на известную звезду – как внешностью, так и исполнением. Или вот недавно Олег Jagger, услышав песню Олега Аверина на иностранном языке, с восторгом воскликнул: ‘Настоящий Mario Biondi! Как всегда – фирма́!’ Стремление к такому явному, ‘целевому’ подражанию профессиональных музыкантов и продюсеров – вот что поражает! А ведь у Олега Аверина столько прекрасных песен, которые он не только исполнил, но и написал сам!

Валерий Дайнеко: Я много раз бывал в Америке и был удивлён тем, что там не знают современную популярную музыку европейских стран, и ещё больше их удивляло, что европейцы зачастую знают и разбираются в американской музыке лучше самих американцев! А шведы настолько срослись с англичанами, что я уже сомневаюсь – есть ли у них свой язык и национальные традиции? Конечно же, это шутка…

Владимир Ткаченко:  Хоть я в консерватории занимался классической музыкой, меня больше привлекал рок и, чуть позже, джаз-рок. В рок-музыке меня интересовала в основном соло-гитара, остальное проходило стороной. Но в 70-е годы был большой спрос на музыку в народном стиле в ресторанах, на танцплощадках. Мне, как студенту, любой заработок был нелишним. И я занялся аранжировками белорусских песен, а потом увлёкся…

Анжела Гергель: ‘Песняров’ часто сравнивают с ‘Beatles’, иногда даже называют белорусскими ‘Beatles’.

Валерий Дайнеко: Кто знает – возможно, без ‘The Beatles’ не было бы и ‘Песняров’. Хотя, если бы мы пели на английском языке, были бы не хуже ливерпульской четвёрки, конечно. То, что мы в вокальном отношении выше и профессиональней – это я тебе заявляю ответственно!!!

Анжела Гергель: Например, песня ‘Because’. Инструментальная часть этой песни довольно проста: аккомпанемент на клавесине и гитаре. А вот вокальная гармония – одна из наиболее ярких сторон этой знаменитой композиции. Однако ‘Beatles’ записали её в студии – 23 дубля, 16-й был выбран как лучший. Lennon, McCartney и Harrison спели вместе, затем сделали ещё два наложения, создав таким образом эффект девяти голосов.

‘Песняры’ же эту песню исполнили на концерте – и в ней тоже больше четырех голосов – но вживую. Сам Harrison рассказывал: ‘Это одна из тех мелодий, что могут поразить каждого. Но петь гармонию было очень сложно. Нам нужно было как следует её выучить. Пол пишет нежные лирические мелодии, а вот Джона вечно тянет куда-то, он сам не знает куда…’

Подробнее – в книге ‘ПЕСНЯРЫ. Взгляд из будущего’